На Москве (Из времени чумы 1771 г.)

Első borító
Litres, 2017. szept. 5. - 831 oldal
0 Ismertetők
«...конец 70-х годов и все последующее десятилетие оказались очень плодотворными для писателя. ... Но наиболее зрелым произведением этого периода явился большой двухтомный роман «Мор на Москве», позднее получивший название «На Москве». После «Пугачевцев» именно этой монументальной фреске из жизни Москвы 70-х годов XVIII столетия было посвящено наибольшее число критических откликов. Причем отклики эти были более доброжелательными, чем обычно. ... Действительно, рассказ об эпидемии чумы в Москве в 1771 году, ставшей возможной лишь благодаря некомпетентности и удивительному невежеству власть предержащих и приведшей к окончившемуся кровопролитием народному возмущению, не просто впечатлял, но и заставлял задуматься над природой власти в абсолютистско-крепостническом государстве.
 

Mit mondanak mások - Írjon ismertetőt

Nem találtunk ismertetőket a szokott helyeken.

Tartalomjegyzék

1. rész -
2. rész -
3. rész -
4. rész -
5. rész -
6. rész -
7. rész -
8. rész -
13. rész -
14. rész -
15. rész -
16. rész -
17. rész -
18. rész -
19. rész -
20. rész -

9. rész -
10. rész -
11. rész -
12. rész -
21. rész -
22. rész -
23. rész -

Más kiadások - Összes megtekintése

Gyakori szavak és kifejezések

Абрам Абрам Петрович Абрама Авдотья Ивановна Аксинья Алтынов Алтынова Амвросий Андреев Артамонов Артамонова Барабин барыня Бог больного большой бригадир бросился будет будто вам Василий Васильевич вдруг ведь весело видел Воробушкин Воротынский вот всем всех всякий вы выговорил глаза говорил голову голос горницу Господи давно даже дверь девушка делать дело день деньги доктора доме Донского монастыря другой думал ему Еропкин жену женщина жизни затем знал Иван Дмитриев Ивашка Капитон Иванович Капитон Иваныч Климовна княгиня княжна конечно который лицо людей Марья Абрамовна Матвей меня минуту Митя мне много мог может мой монастырь Москве мужа наконец народ него нему несколько нет ним ничего нового ночь Ну один одна отца очень Павла первый понял после почти преосвященного просто раз Риндер Ромодановой руки сама своей сделать себя сидел сказал слова снова стал старик страшно Суконном дворе сына тебя тем теперь тоже том тотчас тут ты узнал улице Уля фельдмаршал хотел хоть человек чума Шафонский этот

Bibliográfiai információk